Рецензия на заключение специалиста по проведенной технической экспертизе документов

Рецензия на заключение специалиста по проведенной технической экспертизе документов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА № 435/2017
ДОКУМЕНТЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ:

1. Светокопия заключения специалиста № 87И-17 от 10.01.2017 г. по результатам проведенной технической экспертизы документов (определение давности выполнения реквизитов в документах), выполненного специалистом ООО Экспертное бюро «Х» Петровой З.В. на основании запроса от ООО «Компания А».

 

НА РАЗРЕШЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА ПОСТАВЛЕН ВОПРОС:

1. Отвечает ли критериям достоверности и объективности, а также требованиям АПК РФ и Федерального закона от 31.05.2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» №73-ФЗ и иных нормативных документов, заключение эксперта № 87И-17 от 10.01.2017 г., подготовленное  специалистом Петровой З.В.?

 

ИССЛЕДОВАНИЕ:

Согласно п. 2 статьи 86 АПК РФ «Заключение эксперта», заключение эксперта должно содержать: «подробное описание проведённого исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы. В случае если эксперт при проведении экспертизы установит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение»

Согласно статье 25 Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001года с изменениями, «Заключение эксперта или комиссии экспертов и его содержание», на основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью государственного судебно-экспертного учреждения.

В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

- время и место производства судебной экспертизы;

- сведения об органе или о лице, назначившем экспертизу;

- сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы;

- предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

- сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

- оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении. По требованию органа или лица, назначившего судебную экспертизу, указанные документы предоставляются для приобщения к делу.

Примечание: статья 25 Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 года распространяется на лиц не являющихся государственными судебными экспертами в соответствии со Статьёй 41 этого же Федерального закона: «Распространение действия настоящего Федерального закона на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами».

В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 - 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона».

Так же согласно п. 2.3. «Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации» утверждённых приказом МЮ РФ №346 от 20.12.2002 года, которыми должны руководствоваться эксперты системы ЛСЭ МЮ РФ, в заключении эксперта или комиссии экспертов должен указываться: тип экспертизы (первичная, дополнительная, повторная, комплексная, комиссионная).

Таким образом, рецензируемое заключение специалиста № 87И-17 от 10.01.2017 г., подготовленное  специалистом Петровой З.В., не содержит все обязательные в соответствии со ст. 25 Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 года для заключения эксперта сведения.

В рецензируемом заключении эксперта № 87И-17 от 10.01.2017 г., выполненном по запросу ООО «Компания А», отсутствует:

- информация о типе экспертизы (первичная, дополнительная, повторная, комплексная, комиссионная);

- информация о месте производства судебной экспертизы.

В результате изучения заключения № 87И-17 от 10.01.2017 г., установлено, что процедура предупреждения эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, до начала производства экспертизы нарушена.

Так как «Подписка эксперта», подтверждающая предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, должна оформляться именно до начала производства экспертизы – в тот момент, когда эксперту поручается её производство, а в заключении специалиста № 87И-17 от 10.01.2017 г. данный пункт отсутствует.

Следовательно, подпись эксперта подтверждающая «предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения» в заключении специалиста № 87И-17 от 10.01.2017 г., выполненном специалистом Петровой З.В. отсутствует.

Таким образом «Подписка эксперта» в заключении эксперта № 87И-17 от 10.01.2017 г., не имеет юридической силы, так как специалист Петрова З.В. надлежащим образом не была предупреждена об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, ей не разъяснялись ее права и обязанности.

В соответствии с п. 2.4. Приказа МЮ РФ №346 от 20.12.2002 года «Об утверждении Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» в исследовательской части заключения: «указывается так же, какие конкретно вещественные доказательства и документы в процессе производства судебной экспертизы были повреждены или использованы (уничтожены)» (см. п. 2.4. Приказа МЮ РФ № 346 от 20.12.2002 г.).

 В исследовательской части заключения специалист Петрова З.В. кратко, указывает: « … проведено исследование на наличие в штрихах реквизитов летучих компонентов (растворителей) … Методом случайной выборки, специалист исследует реквизиты, расположенные на третьей странице Договора. Определение содержания растворителей в штрихах реквизитов осуществляется  с применением метода газовой хроматографии» (стр. 5 закл. специалиста). Следует пояснить, что для анализа с помощью метода газовой хроматографии в данное устройство необходимо внести анализируемый образец, содержащий конкурентное вещество. То есть, для выполнения данного анализа должен производиться забор участка листа бумаги, содержащего подпись.

Таким образом, специалист Петрова З.В. не указала, какие конкретно вещественные доказательства и документы в процессе производства судебной экспертизы были повреждены или использованы (уничтожены). Тем самым специалист Петрова З.В.  нарушает п. 2.4. Приказа МЮ РФ № 346 от 20.12.2002 года. И таким образом, рецензируемое заключение № 87И-17 от 10.01.2017 г. оформлено с нарушениями статьи 25 Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001года и других нормативных актов.

        Исходя из требований, предъявляемых к производству экспертиз, эксперт в силу закона обязан проводить исследования объективно, строго на научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. При этом эксперт должен понимать, что: «Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

В своем заключении специалист Петрова З.В. указывает, что использует методику: Тросман Э.А., Бежанишвили Г.С., Батыгина Н.А. «Способ определения давности выполнения реквизитов в документах по относительному содержанию в штрихах летучих растворителей» утверждённую Научно-методическим советом ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России 13.03.2013 г., протокол №35, опубликованную в Журнале РФЦСЭ МЮ РФ «Теория и практика судебной экспертизы» №2 (30) 2013 (стр. 3 закл. специалиста).

Специалист Петрова З.В., применяя методику исследования по установлению давности изготовления реквизитов документов: «Методика определения давности выполнения реквизитов в документах по относительному содержанию в штрихах летучих растворителей» в ходе подготовки материалов для исследования грубо нарушает стадию подготовки материалов для исследования. Так в заключении специалиста № 87И-17 от 10.01.2017 г.  не указано, что специалист Петрова З.В. производила забор образцов бумаги, содержащих подписи, а также количество штрихов (стр. 5 закл. специалиста).

 То есть неизвестно количество вырезанных специалистом Петровой З.В.  штрихов рукописных записей и подписей и насыщенность красящим веществом, хотя согласно использованной экспертом методике исследования рукописных реквизитов: «Для проведения полного комплекса исследований, направленных на решение вопросов о времени выполнения рукописных реквизитов и оттисков печатей, в соответствии с методикой, требуется не менее 30 мм общей длины штрихов исследуемого реквизита, имеющих равномерную насыщенность красящим веществом и не имеющих взаимных наложений (пересечений) со штрихами других реквизитов» (см. Журнал РФЦСЭ МЮ РФ «Теория и практика судебной экспертизы» №2 (30) 2013).

Вероятно, специалистом Петровой З.В. значительно сокращена общая протяжённость вырезанных штрихов подписей и оттисков штампов, что могло повлиять на результаты исследования.

Помимо всего прочего вызывает сомнения квалификация и навыки работы с газовым хроматографом Кристалл 5000.2 специалистом Петровой З.В. Газовая хроматография является высокотехнологичной аналитической химической методикой, выполнение которой производится специалистами с квалификацией «химик», «химик-аналитик», «химик-технолог».

Рецензент изучил информацию, зафиксированную на официальном сайте ООО Независимая экспертиза «U» , касающуюся экспертиз и исследований по «определению давности документов».

ООО Независимая экспертиза «U» - первая в России негосударственная судебно-экспертная организация, работающая с 1991 г. Эксперты ООО Независимая экспертиза «U» имеют большой опыт выполнения экспертиз и исследований по установлению давности выполнения реквизитов документов.

На странице сайта сообщается: «Однако наши эксперты на вопрос о периоде времени проставления оттиска печати на документах отвечают в вероятной форме.

Это связано с тем, что остаточное содержание глицерина в оттиске в значительной мере зависит не только от того сколько его изначально находилось в штемпельной краске, куда «макали» клише самой печати, но и от силы вдавливания мокрого клише в бумагу и времени контакта с ней. Хотя полуавтоматические устройства для проставления печатей широко распространены, остаются ещё организации, в которых «макают» вручную клише в подушечку с краской. Нельзя исключить, что пользователь печати с большой силой может надавить на подушечку, и придерживая её в таком состоянии секунд 5-7, выдавить в бумагу огромное количество штемпельной краски.

В этих случаях, например, в оттиске может оказаться очень большое содержание глицерина, которое для моделей означало бы, что оттиск свежий (сделан несколько месяцев назад), а на самом деле пользователь сделал его, например, года два назад.

Возможен и иной вариант - пользователь печати сделал оттиск недавно, но в подушечке краска высохла (а значит, испарился и глицерин) и он, чтобы растворить в ней краску, долил туда водку. В таком оттиске глицерина будет очень мало и, если следовать критериям его содержания, установленным для моделей, возраст оттиска надо характеризовать как значительно более года».

То есть опытные специалисты, имеющие большой стаж экспертной работы, с большой осторожностью относятся к принятию решений о давности выполнения оттисков печатей и штампов.

Кроме того, при производстве экспертизы специалисту Петровой З.В. не были предоставлены, а эксперт проводивший экспертизу не запросил данные об условиях хранения исследуемых документов.

Условия хранения документа могут быть самые разнообразные. На состояние красителя подписи оказывают влияние множество факторов, самые понятные – это химический состав пасты или чернил, свет (точнее его ультрафиолетовое излучение), влажность, температура. Эти факторы очень заметно влияют на точность сложных инструментальных методов проведения исследования, следовательно, и на точность определения даты нанесения подлежащих исследованию реквизитов.

В целом, старение – это необратимые изменения свойств материалов и изделий при их хранении и использовании. Существуют факторы, которые ускоряют или замедляют этот естественный процесс. Причем одновременное присутствие нескольких факторов многократно усиливает их способности. 
На бумажные документы негативно влияют: свет (прямой солнечный свет, свет через оконное стекло, отраженный от белых стен и потолка, от люминесцентных ламп) обесцвечивает цветные изображения всего за 50–200 часов. На черно-белых документах выцветают подписи и резолюции, выполненные цветными ручками и фломастерами. 

С точки зрения эволюции химического соединения, коим является паста шариковой ручки, большое значение имеет температурный режим при хранении документа (оптимальный показатель: 16–18°С). Бумага имеет сложный состав, повышенная температура активизирует химические реакции старения. Повышение температуры на 10°С вдвое сокращает жизнь бумажного документа. Постоянная циркуляция теплого воздуха усугубляет ситуацию. 

Влажность воздуха (оптимальный показатель: 30–60%). Превышение этих показателей приводит к ломкости, а понижение – к деформации бумаги и поражению плесневыми грибами.

Анализ способа определения давности выполнения реквизитов в документах по относительному содержанию в штрихах летучих растворителей, разработанного РФЦСЭ при Минюсте России, позволил выявить следующие противоречия в уравнении временной функции возраста штрихов, использованной экспертом.

Так, согласно представленной формуле, чтобы получить формулу предлагаемого вида, где величина t была бы равна известной из опыта конкретной величие времени, необходимо нормировать полученные величины значений измеряемого параметра от времени на величину измеряемого параметра в этот известный момент времени.

Хочется подчеркнуть, что t – не «промежуток времени между двумя исследованиями», а именно значение величины времени, при котором точно известна величина измеряемого параметра, по численной величине которого и проводится нормировка данных. Но в том и проблема, что единственна численная величина времени, известная при данном варианте исследования – это промежуток времени между двумя исследованиями. Т.е. получив значения C0 и C1 при расчетах согласно декларируемой методики РФЦСЭ, мы не можем знать, какому времени «жизни» они соответствуют. Из этого следует, что использовать формулу, приведенную для датировки штрихов в том виде как она описана, невозможно практически.

В самом деле, если согласно

и далее

что очевидно не соответствует реальным расчетам, исходя из зависимости, приведенной в уравнении С = А∙xb. Иными словами, если взять величины концентраций C0 и Cх на любом промежутке времени t где:

x – время старения штрихов с момента начала исследования, то всегда будет:

Или иначе:

и далее

 

где t = tx – t0 время старения штрихов с момента начала исследования.

Таким образом, декларируемое экспертом применение формулы для определения времени выполнения исследуемых штрихов с использованием отношения величин концентраций, полученных от исследуемого объекта в первый и второй день исследования, и с учетом численной величины промежутка времени между этими днями исследования – не имеет математического смысла и не является достоверным доказательством при оценке возраста исследуемого документа.

                         

ВЫВОД:

Таким образом, в представленном для анализа заключении специалиста № 87И-17 от 10.01.2017 г. имеются существенные нарушения процессуального и содержательного характера, в связи с этим ответы на поставленные вопросы научно не обоснованы, носят неполный, вероятностный и субъективный характер с вероятностью ошибки 95 %. В целом заключение эксперта в силу многочисленных нарушений недостоверно, не обладает доказательной силой и его нельзя учитывать при формулировке выводов и вынесении заключения по вопросам экспертизы.

Заключение специалиста № 87И-17 от 10.01.2017 г. не соответствует критериям достоверности, объективности, всесторонности и полноты исследований, а также требованиям АПК РФ и Федерального закона №73-ФЗ от 31.05.2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в том числе: ст. 4, ст. 8, ст.13, ст.16  и ст. 25; не отвечает требованиям АПК РФ, в том числе: ст. 86 АПК РФ; содержит некорректные и необоснованные выводы, что приводит к итоговым недостоверным результатам и, по мнению специалиста, НЕ может быть использовано как документ доказательного значения.